Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Самарский узел

28.10.2010 / 22:19

Планы ТНК-ВР по расширению мощностей Зайкинского ГПП и строительству собственной установки по переработки ШФЛУ ставят в непростую сырьевую ситуацию ГПЗ «Роснефти» в Самарской области и «Новокуйбышевскую нефтехимическую компанию» СИБУРа.

Любопытные сюрпризы порой преподносит нефтехимической отрасли советское инфраструктурно-производственное наследие. В современных условиях единые и, по сути, неразрывные технологические цепочки оказались в руках разных собственников. Правила игры на этом поле не определены, и прийти к консенсусу удается далеко не всегда – слишком разные цели преследуют владельцы промышленных активов. И если сейчас конфликты и спорные ситуации чаще всего возникают на высоких уровнях нефтехимических переделов, например, в вопросах поставок олефинов (см. «Этиленовые грабли»), то в начале 2000-х громкие скандалы возникали и на «нижнем этаже» нефтехимической индустрии – в сфере газопереработки. Последние события в Самарской области навевают печальные воспоминания о тех временах.

Разные времена

На этот раз сырьевые неопределенности накрыли самарский газоперерабатывающий узел, в который входят Отрадненский и Нефтегорский ГПЗ «Роснефти», Зайкинское ГПП ТНК-ВР и «Новокуйбышевскую нефтехимическую компанию» (ННК), входящую в холдинг СИБУР.

Чтобы яснее представить себе текущую ситуацию, вспомним, как работал этот «куст» до эпохи частной собственности. Попутный нефтяной газ (ПНГ), добываемый в Самарской и, частично, соседней Оренбургской областях подавался на Отрадненский и Нефтегорский ГПЗ, где производился сухой отбензиненный газ (СОГ) и широкая фракция легких углеводородов (ШФЛУ). СОГ отправлялся в газотранспортную систему, а ШФЛУ по продуктопроводам направлялась на «Новокуйбышевскую НХК», где функционировали установки газофракционирования (ЦГФУ) мощностью 735 тыс. тонн в год. Производимые ННК сжиженные газы направлялись в коммунально-бытовой сектор и на нефтехимическую переработку, а мономеры, такие как изопрен, оправлялись по трубопроводу на расположенный недалеко каучуковый комплекс в Тольятти. В свое славное время ННК был крупнейшим в Европе поставщиком мономеров для каучуковой промышленности. Кроме того, в 70-80-е годы на предприятии появились производства изопентана, бутадиена, пара-третбутилфенола, катализаторов, дифенилоксида и т. д., что сделало ННК важнейшим нефтехимическим комплексом на Нижней Волге.

В 90-е годы ситуация изменилась. Отрадненский и Нефтегорский ГПЗ отошли во владение НК «ЮКОС», ННК была также приватизирована, а в 2000 году контроль над обществом перешел к аффилированным с холдингом СИБУР структурам. В том же году все имущество ОАО было передано в ЗАО «Новокуйбышевская нефтехимическая компания» - 100%-е дочернее общество СИБУРа.

ЮКОС занялся восстановлением добычи нефти и попутного газа на своем предприятии «Самаранефтегаз», модернизировал два ГПЗ. В соседней Оренбургской области «Оренбургнефть» (принадлежащая ТНК) запустила первую очередь Зайкинского газоперерабатывающего предприятия мощностью 1,1 млрд м3. А СИБУР начал реанимацию ННК. В 2001 году заработали производства изопрена и изопентана, которые простаивали в течение предшествующих шести лет. В итоге на «Тольяттикаучуке» вновь начала действовать цепочка по производству изопреновых каучуков. Дела пошли на лад, но общего блага не наступило.

На голодном пайке

Первое недопонимание между «ЮКОСом» и СИБУРом по поводу цен на ШФЛУ случилось в 2002 году. Падение переработки ШФЛУ на ННК составило 14% до 534,5 тыс. тонн. Однако проблемы были довольно быстро урегулированы, видимо, не без обоюдных уступок. До 2004 года и «юкосовские» ГПЗ и ННК работали стабильно, в том году переработка ШФЛУ составила 561,4 тыс. тонн, выпуск сжиженных газов – 377 тыс. тонн, изопрена – 57,7 тыс. тонн.

Однако потом случился рецидив застарелой ценовой патологии. В сентябре 2004 года Нефтегорский ГПЗ значительно сократил прокачку ШФЛУ по трубопроводу, а Отрадненский – вовсе прекратил. Это было связано с тем, что «ЮКОС» построил железнодорожную эстакаду налива ШФЛУ, тем самым отгородившись от своего «трубного» потребителя и выйдя на более широкий рынок, где покупатели (прежде всего, крупные и более рентабельные нефтехимические комплексы Татарстана и Башкирии) были готовы платить более высокую цену. В итоге, в декабре 2004 года поставки ШФЛУ на ННК составили 3,84 тыс. тонн – всего 10% от «нормальных» месячных показателей. СИБУРу в этой ситуации пришлось вступить в жесткую конкурентную борьбу с другими потребителями сырья, что заставило компанию расширить железнодорожную эстакаду на ННК до 60 вагонов-цистерн и начать поставки ШФЛУ со своих заводов в Западной Сибири – это за 1200 км. В 2005 году от региональных поставщиков ННК получила всего 36 тыс. тонн ШФЛУ, доставка по железной дороге составила порядка 50 тыс. тонн.

В следующем году контроль над «Самаранефтегазом» и двумя ГПЗ перешел к «Роснефти», но ситуация с поставками сырья на ННК не изменилась, несмотря на усилия СИБУРа и областной администрации. Загрузка мощностей ННК колебалась на уровне 45-50%, а одна из двух ЦГФУ (№2) выведена из-под нагрузки и использовалась, как резервная, в случае ремонтов на ЦГФУ-3.

Понятно, что с ростом железнодорожных тарифов стоимость сырья все возрастала, рентабельность работы ННК приближалась к нулю. В 2010 году месячный объем поставок сырья от региональных ГПЗ составил 18,5 тыс. тонн, а железнодорожные поставки из Западной Сибири уже давно остаются экономически неэффективными – сырье получается в 3,5 раза дороже, чем в регионе. В итоге в августе 2010 года газофракционирующие мощности ННК были приостановлены.

Свой газ ближе

При этом недозагруженностью мощностей страдает и будет страдать не только ННК. Суммарная мощность Отрадненского и Нефтегорского ГПЗ «Роснефти» составляет 1,9 млрд м3. А в 2009 году суммарная переработка составила лишь 726 млн м3 (загрузка 38%), из которых всего 389 млн м3 пришло с промыслов «Самаранефтегаза», и еще чуть менее 400 млн м3 – с промыслов «Оренбургнефти» ТНК-ВР. Там добыча нефти и попутного газа растет с 2004 года, когда был побит рекорд советских времен. В 2009 году «Оренбургнефть» добыла 2,441 млрд м3 газа, при этом номинальная мощность собственного завода по переработке – Зайкинского ГПП – составляет всего 1,1 млрд м3. Переработка ПНГ там превысила проектные показатели в 1,5 раза уже в 2005 году – спустя уже 4 года после запуска первой очереди завода. Понятно, что пока ТНК-ВР отправляет весь избыточный газ на свободные мощности «Роснефти». В 2009 году производство ШФЛУ на ГПЗ госкомпании составило 414 тыс. тонн, из которых около половины ушло на ННКХ. Однако существующих объемов сырья недостаточно ни нефтехимикам СИБУРа (ШФЛУ), ни нефтяникам «Роснефти» (ПНГ). И уже в ближайшее время ситуация может усугубиться.

В условиях существенного дефицита собственных мощностей по газопереработке, а также необходимости к 2012 году довести уровень утилизации ПНГ до 95%, ТНК-ВР планирует в 2011-2012 годах строительство второй очереди Зайкинского ГПП, а также собственной газофракционирующей установки для выработки из ШФЛУ товарных сжиженных газов. К развитию собственной газопереработки ТНК-ВР подталкивает и интенсивный рост добычи углеводородов на «Оренбургнефти». Пожалуй, нигде в России применение современных методов увеличения нефтеотдачи вкупе с активным эксплуатационным бурением не приносило столь впечатляющих результатов. По результатам 2009 года Оренбуржье дало четвертую часть всей добытой нефти ТНК-ВР, что делает регион очень важным для компании.

Кроме того, ТНК-ВР не оставляет намерения активно развивать свой газовый бизнес, учитывая, что нефтяные компании (и ТНК-ВР в первую очередь) уже с успехом конкурируют с «Газпромом» по цене на газ. А с 2014 года, когда монополия готовится перейти к принципам экспортного паритета при ценообразовании для промышленных предприятий на внутреннем рынке, нефтяники будут смотреться значительно выгоднее. Поэтому, на наш взгляд, главным мотивом расширения мощностей Зайкинского ГПП является стремление стать существенным производителем сухого газа в регионе. Затея с фракционированием – попытка повысить эффективность инвестиций.

Эту версию разделяет аналитик инвестиционной компании RMG Константин Юминов: «ТНК-ВР сейчас стремится нарастить газовую составляющую бизнеса. В нефтяной отрасли много налоговых рисков, поэтому компании стремятся к диверсификации бизнеса». С ним соглашается и эксперт агентства Argus Светлана Новолодская: «Планы по расширению Зайкинского ГПП компания вынашивала давно, эти планы совершенно правильные и отражают интерес компании к развитию газового бизнеса».

Борьба ресурсов

Однако планы ТНК-ВР ставят в сложную ситуацию партнеров по производственной цепочке. Согласно намерениям нефтяной компании, с 2012 года поставка газа «Оренбургнефти» на ГПЗ «Роснефти» существенно снизится, а с 2014 года – прекратиться вовсе. Это значит, что и выработка ШФЛУ и поставки сырья на ННКХ сократятся более чем вдвое. При этом получить сырье с Зайкинского ГПП СИБУР тоже не сможет, раз уже ТНК-ВР нацелилась перерабатывать его самостоятельно. В СИБУРе открыто выражают опасения насчет судьбы своего новокуйбышевского актива.

А вот в «Роснефти» формально не особенно беспокоятся. Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на источник в нефтяной компании, «Роснефть» разрабатывает планы по реконструкции своих ГПЗ с тем, чтобы компенсировать падение выработки ШФЛУ наращением продуктов глубокой переработки с более высокой стоимостью. Чтобы бы это могло быть? Пропан-бутан?

Константин Юминов вообще уверен, что «ресурсов «Самаранефтегаза» будет достаточно для загрузки ГПЗ «Роснефти». При этом, наши расчеты показывают, что при сохранении текущих (не самых выдающихся) темпов роста добычи нефти и прироста газового фактора уровень в 1,9 млрд м3 ПНГ в год сможет быть достигнут только к 2029 году. В этом смысле потенциал «Оренбургнефти» куда значительнее.

В СИБУРе уже размышляют над тем, как выйти из непростой ситуации. Как нам сообщили в компании, в настоящее время рассматриваются варианты использования площадки ННК для создания совместных предприятий, выпускающих продукцию без большого объема потребления углеводородного сырья. При этом СИБУР готов обсуждать любые предложения по созданию СП с «Роснефтью» на базе Новокуйбышевской НХК.

Между тем, один из участников рынка уверен, что поставки сырья на ННК являются исключительно вопросом цены. «Все хотят преференций, но и СИБУР и «Роснефть» должны работать на рыночных принципах. Несколько лет назад у «Роснефти» не было альтернативных источников сбыта ШФЛУ, однако после строительства наливной эстакады нефтяная компания получила возможность реализовывать это нефтехимическое сырье на рынке», - отмечает эксперт. Коллегу поддерживает и директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов: «каждая нефтяная компания решает для себя, что ей выгоднее: продавать сырье СИБУРу или перерабатывать его на своих мощностях - вся проблема упирается в цену сырья».

Иными словами, СИБУР может закупать на ГПЗ «Роснефти» все необходимое сырье, уступив в цене. Другой вопрос, что терпевшие до сих пор неудачу переговоры по цене могут объясняться тем, что при таком сценарии рентабельность ННК скорее всего будет отрицательной.

Естественно, руководство города и области не заинтересовано в том, чтобы события развивались в таком ключе и дальше. Всего на предприятии работает более 1200 человек, если ЦГФУ не восстановит свою работу, то история закончится частичным сокращением персонала. 28 октября глава правительства Владимир Путин на Новокуйбышевском НПЗ «Роснефти» провел совещание с представителями нефтяной отрасли. Как пишет «Коммерсант», губернатор Самарской области Владимир Артяков намеревался затронуть возникшие проблемы с газопереработкой. Однако неизвестно, хватит ли административного ресурса, чтобы сгладить сырьевой кризис – ведь, среди всего прочего, ситуация в Самарской области демонстрирует, что бывает, когда мощности промышленности и инфраструктуры начинают превышать возможности истощающихся недр.

Вернуться в раздел